English Телефон/факс:
7 (4852) 32-88-85
Печать

Ярославская деревня в годы Великой Отечественной войны

Н.П. Рязанцев, С.Д. Шокин

Накануне войны Ярославская область была одной из наиболее промышленно развитых областей Центрального Промышленного района (до августа 1944 г. в ее состав входили некоторые районы Костромской и Владимирской областей). Здесь проживало около 2 млн человек, действовало 587 крупных промышленных предприятий. Область в основном обеспечивала свои потребности в сельскохозяйственных продуктах и постепенно превращалась из потребляющей в производящую, поставляя часть продукции в другие районы страны.


На территории области к началу войны насчитывалось 3580 колхозов, в которых было занято около 450 тысяч человек. Гордостью ярославской деревни было высокопродуктивное животноводство. О выведенных местными животноводами ярославской породе крупного рогатого скота, брейтовской свиньи, романовской овцы знала вся страна. В 1939 – 1940 гг. десятки колхозов и передовых животноводов области являлись участниками ВДНХ.


Начавшаяся война привела к резкому сокращению трудоспособного населения деревни. Колхозное крестьянство представляло самую многочисленную категорию населения страны, поэтому из сельской местности, тем более при отсутствии брони, в армию призывалось больше всего людей. К концу 1941 г. численность мужчин в колхозах области сократилась почти в 1,8 раза. Большое количество ярославских колхозников было мобилизовано на строительство оборонительных сооружений (около 180 тыс. чел), а также выполняло повинность по заготовке дров. Колхозы передали армии 230 тракторов, около 50 тыс. лошадей – половину всего поголовья. Число автомашин в колхозах уменьшилось в 5 раз. Финансирование сократилось вдвое.


Отчасти проблему кадров решали за счет эвакуированных. Первые эшелоны с эвакуированным населением из западных районов страны прибыли в область уже летом 1941 г. Многие эвакуированные граждане трудоустроились в колхозах и совхозах области. Они объявлялись мобилизованными. Эти меры позволили дополнительно привлечь к работе в сельском хозяйстве почти 120 тыс. человек.


Однако война продолжала истощать трудовые ресурсы ярославской деревни. В трудовую деятельность активно включились женщины, нетрудоспособные, подростки. Исключительно девушек направляли на курсы трактористов. Уже летом 1941 г. 80 девушек из Ярославского района записались на курсы и обратились ко всем девушкам области с призывом «заменить ушедших на фронт наших братьев, мужей и товарищей». Женщин выдвигали на руководящие должности. О значительном преобладании женского труда в сельском хозяйстве говорит такой факт: в 1944 г. в области почти 65 % всех трудодней были выработаны женщинами и только 14% - мужчинами. 


Но трудоотдача пришедших на смену призванным на фронт мужчинам была значительно ниже. Проблему восполнения нехватки рабочей силы можно было решить лишь путем интенсификации труда в сельском хозяйстве. За годы войны несколько раз увеличивался обязательный минимум трудодней. В 1943 г. он вырос в 4 раза по сравнению с довоенным. Средняя выработка на одного колхозника составляла около 400 трудодней.


Трудоспособные колхозники, не выработавшие без уважительных причин обязательного минимума, подвергались судебной ответственности и считались выбывшими из колхоза с лишением всех прав. Среднегодовая выработка трудодней в 1940 – 1944 гг. выросла с 294 до 376 и была значительно выше среднего показателя по тыловым районам страны. Число не выработавших минимума за тот же период сокращалось из года в год и в 1944 г. составило всего 2,2 тыс. человек (1,1 % от общего числа работавших).


К сельскому труду в обязательном порядке стали привлекать школьников. Уже летом 1941 г. на полях Ярославского района работало более 8 тысяч школьников. По постановлению правительства ученики от 12 до 16 лет должны были выработать 50 трудодней в год. Многие его значительно перевыполняли. Так, ученик 6 класса Курбской школы Н. Грачев за 1941 г. выработал 75 трудодней, а семиклассник той же школы М.Майоров – 80 трудодней. 14-летний А.Масленников из колхоза имени Ленина в 1942 г. заработал 342 трудодня, т.е. работал на уровне взрослого колхозника.


Несомненно, что в основе повышения трудовой активности лежали патриотические настроения, присущие основной массе колхозников, острое желание помочь фронту. Но не только это. Во время войны усилилась материальная заинтересованность в сельскохозяйственном труде. Это не значило, что увеличилась оплата по трудодням. Напротив, продуктов на трудодень выдавали гораздо меньше, чем до войны. И все-таки авторитет трудодня вырос, поскольку стоимость сельскохозяйственной продукции на рынках в военные годы резко поднялась. Колхозники имели право продавать сельхозпродукцию на рынках в неограниченном количестве.


В современной популярной и даже научной литературе, посвященной жизни советского тыла в годы войны, не принято говорить об «организующей и направляющей роли партии». Внимание акцентируется на «грубом администрировании», «жестких, приказных, директивных» методах работы партийных организаций, подчеркивается, что они своими волевыми действиями «подавляли народную инициативу», загоняя ее в «административное  русло» и т.д.


Это явное нарушение принципа историзма, порой в угоду политической конъюнктуре. Экстремальные условия военного времени требовали чрезвычайных действий и организующего начала. Иного выбора просто не существовало, а одного патриотизма было, конечно, недостаточно. Малейшие проявления неорганизованности, расхлябанности, самоуспокоенности расценивались как государственное преступление. Все звенья сильно сократившегося в начале войны советского, хозяйственного аппарата сверху и донизу возглавлялись коммунистами и действовали в соответствии с партийными директивами.


В ноябре 1941 г. решением ЦК ВКП (б) были созданы политотделы МТС и совхозов, которые без преувеличения можно назвать «оком партии» в военной деревне. Задачи политотделов заключались, прежде всего, в укреплении трудовой дисциплины и порядка на производстве, обеспечении своевременного выполнения государственных заданий. Действуя совместно с райкомами партии, политотделы помогли восстановить многие сельские партийные и комсомольские организации, распавшиеся в начале войны, наладить эффективную работу в деревне.


Наряду со сводками Совинформбюро, самой популярной формой агитации и пропаганды в ярославской деревне военных лет, как, впрочем, и по всей стране, стали публичные чтения писем односельчан с фронта, и, очень часто, составление коллективных ответов на них.


Сдача хлеба для Красной АрмииПервый, самый тяжелый этап войны колхозы и совхозы области в основном успешно справились с сельскохозяйственными работами и в большинстве своем выполнили обязательства перед государством. Посевные площади увеличились. Урожайность зерновых, бобовых и, особенно, картофеля по сравнению с довоенным уровнем существенно снизилась, и все-таки она была значительно выше, чем в среднем по РСФСР. Но самый главный итог 1942 г. состоял в том, что впервые за время своего существования с 1936 г. область выполнила план хлебозаготовок. Успешно завершили сельскохозяйственный год ярославские животноводы: количество скота в колхозах по сравнению с 1941 г. возросло, при этом среднегодовой удой на одну корову увеличился на 169 литров. Колхозы сверх плана сдали государству 1744 тонны мяса. По результатам Всесоюзного соревнования Ярославская область заняла третье место и знамя Наркомзема СССР и ВЦСПС за подъем животноводства. Однако главные трудности ждали ярославскую деревню впереди.


1943 – 1944 гг. оказались для сельского хозяйства самыми тяжелыми. В связи с увеличившимися потребностями фронта и начавшейся реэвакуацией продолжали сокращаться трудовые ресурсы колхозов и поголовье рабочих лошадей области. На пределе сил и возможностей работали местные МТС. Оставшиеся в них трактора были предельно изношены и давно требовали капитального ремонта, производство и поставка запасных частей почти прекратились.


В 1943 – 1944 гг. в наибольшей степени проявилась шефская помощь деревне со стороны промышленности. К производству деталей были привлечены десятки предприятий области. Только за 1943 г. они изготовили деталей на сумму свыше 1 млн. руб. Помимо этого из городов в МТС посылались рабочие-ремонтники, направлялось большое количество инструмента и оборудования. В колхозах и МТС создавались специальные бригады, в основном из молодежи, которые тщательно обследовали крестьянские дворы, колхозные сараи, свалки в поисках необходимых для реставрации материалов. Нехватка тягловой силы заставила обком партии прибегнуть к такой чрезвычайной мере, как использование на полевых работах крупного рогатого скота. Всего в области к концу войны около 20 тыс. голов крупного рогатого скота использовалось в качестве тягловой силы.


Пахота на коровахПосевную кампанию 1943 г. хозяйства области провели в условиях, близких к фронтовым. Положение усугублялось тем, что в связи с засухой в Поволжье, Западном Казахстане и на Северном Кавказе, Ярославская область должна была сдать государству 3 млн. пудов хлеба – наивысшее задание за весь период войны. Вновь пришлось прибегнуть к чрезвычайным мерам. Всего по области в уборочной кампании было задействовано около 100 тыс. мобилизованных горожан, школьников, нетрудоспособных. Уже в августе на заготовительные пункты потянулись обозы с зерном нового военного урожая. Ярославская область первой в стране заготовки, сдав государству 3,5 млн. пудов хлеба и 2,2 млн. пудов картофеля, не считая отчислений в фонд обороны и Красной Армии.


Ярославские животноводы сумели увеличить поголовье скота, практически не снизились и удои молока. Более того, в области имелось несколько десятков животноводческих хозяйств, которые в условиях войны демонстрировали высокие, даже для мирного времени показатели. По всей стране было известно имя заведующей молочной фермой колхоза «Красный Октябрь» Костромского района Ярославской области Прасковьи Малининой. В 1943 г. поголовье скота здесь в 2,5 раза превышало установленный минимум, а удой на одну корову достиг 2966 литров (!). Успехами П. А. Малининой лично интересовался И.В. Сталин. В феврале 1944 г. бюро Ярославского обкома партии приняло специальное постановление о работе этой фермы, рекомендовав распространить ее опыт на все фермы области.


4 февраля 1944 г. вышло постановление ЦК ВКП (б) «О дальнейшем подъеме сельского хозяйства Ярославской области». Примечательно, что в отличие от аналогичных документов, принятых по другим тыловым областям, акцент делался не на привычной жесткой критике недостатков, а на успехах, достигнутых «тружениками сельского хозяйства области под руководством партийной организации» - случай весьма редкий для военного времени. Опыт ярославцев вновь ставился в пример.


В течение первых военных лет Ярославская область в сфере сельскохозяйственного производства неизменно находилась в числе передовых в масштабах всей страны. Но в 1944 – 1945 гг. все трудности, накапливавшиеся с начала войны, проявились здесь в полной мере. Наряду с продолжавшейся мобилизацией на фронт, в промышленность и строительство, усилился отъезд эвакуированных граждан. С конца 1943 по июль 1944 гг. из села выбыло более 65 тыс. человек. В соответствии с государственной программой помощи освобожденным районам область выделила им (Белоруссия, Калининская, Смоленская области, Краснодарский и Ставропольский края) в 1943 – 1944 гг. 557 тракторов, 294 комбайна и около 3 тыс. лошадей. Вследствие этого резко ухудшилась агротехника. Во многих хозяйствах широко применялись «дедовский» разбросный сев, ручная обработка почвы, мелкая пахота. Из-за неблагоприятных погодных условий зимы и весны 1944 г. посевы озимых вышли из-под снега в плохом состоянии, на больших площадях произошло подопревание и выпадение семян. По-прежнему крайне высокой была сменяемость руководителей хозяйств.


Настоящим «чудом» военного времени были успехи ярославских животноводов. Во многом они объяснялись высокой породностью скота. К концу войны численность породных животных на местных фермах приближалась к 100 %, а по надоям молока на фуражную корову они далеко обогнали хозяйства большинства областей и республик РСФСР. И в тяжелые военные годы область сохранила за собой славу крупнейшего животноводческого района страны.


За годы войны ярославские колхозы дали фронту 35 млн. пудов картофеля, 22 млн. пудов зерна, 15 млн. литров молока и массу другой продукции. Но ярославская деревня держалась из последних сил. Сельское хозяйство к концу войны само нуждалось в масштабной помощи государства.

Содержание ДВЯ N5, 2010 год