Русский Телефон/факс:
7 (4852) 32-88-85
Print
There are no translations available.

Необходимо вмешательство государства в ценообразование

В ТПП РФ 11 ноября 2009 года прошла Всероссийская конференция «Эффективная ценовая и тарифная политика как инструмент реализации Концепции долгосрочного социально-экономического развития России».
В конференции приняли участие руководители министерств и ведомств Российской Федерации, комитетов Государственной Думы и Совета Федерации, представители организаций – членов ТПП РФ, ведущих предприятий страны, науки и СМИ. Вели конференцию вице-президент Палаты Сергей Катырин и директор департамента ТПП РФ по работе с объединениями предпринимателей Владимир Быков.

Цель конференции – проанализировать тенденции в области государственной политики после Всероссийской тарифной конференции «Влияние тарифной и ценовой политики на конкурентоспособность российской экономики» (ТПП РФ, 9 октября 2009 г.); оценить влияние ценовой и тарифной политики на эффективность преодоления кризисных явлений в экономике страны; выработать рекомендации по дальнейшей разработке Концепции государственной ценовой и тарифной политики.

Нужны справедливые цены и тарифы

Выступивший на форуме президент ТПП РФ Евгений Примаков назвал ценовую и тарифную политику одним из самых важных экономических, социальных и политических рычагов развития России на данном историческом этапе. От справедливости цен и тарифов зависит конкурентоспособность, а в кризисных условиях – выживаемость предприятий, экономики в целом, политическая стабильность в стране.
Мировой кризис, болезненно затронувший Россию, окончательно покончил с односторонним выводом о том, что рынок якобы является единственным регулятором экономики. В современном рыночном хозяйстве стихийное регулирование подкрепляется государственным воздействием. Такое сочетание проявляется в той или иной форме на всех этапах, несомненно, усиливаясь в кризисных ситуациях.
Это полностью относится к области ценообразования, и особенно в российских условиях, когда монополизация стала одним из самых негативных проявлений развития нашей страны по рыночным рельсам. Власти создали ряд барьеров для предотвращения злоупотреблений крупного бизнеса, но – в отдельных рыночных нишах. А до общенациональной стратегии в области ценовой и тарифной политики, к чему призывала всероссийская конференция два года назад, еще далеко. В результате все контрастнее проявляется ряд диспропорций.


Евгений Примаков подчеркнул, что российское налоговое законодательство соответствует в основном сырьевой монопольной модели экономического развития. Именно это привело к тому, что даже в условиях весьма благоприятного внешнего спроса экспортеры-сырьевики и естественные монополисты получают огромные доходы, а производства, ориентированные на внутренний рынок, часто еле сводят концы с концами. Казалось бы, положение должна выправлять действующая практика образования тарифов на продукты и услуги базовых отраслей и естественных монополий. Однако этого не происходит. С начала 2009 года регулируемые властями энергетические, транспортные, коммунальные и иные тарифы выросли в среднем на 25 процентов. И это случилось уже при начавшемся в IV квартале 2008 года обвале промышленности и снижении реальных доходов населения.

Не перекладывать проблемы на потребителей

В последнее время, заметил глава ТПП РФ, энергетические монополисты усиливают давление, прикрываясь угрозой техногенного коллапса. Они требуют либо ускорения роста тарифов, либо прямых бюджетных вливаний на осуществление программ по реконструкции и возведению новых мощностей. Известна цена вопроса – не менее 47 миллиардов долларов. Стало даже забываться, что главной составляющей плана по реформированию РАО ЕЭС было как раз избавление бюджета от трат на энергостроительство, а все покупатели приватизированных компаний подписали обязательства об исполнении конкретных инвестиционных программ.
Российским энергокомпаниям пора избавляться от привычки перекладывать свои проблемы на потребителей и налогоплательщиков. Тем более что положение энергетиков отнюдь не вызывает слезу. Рентабельность «Газпрома» на протяжении всех 2000-х годов переходила все разумные пределы, достигая 60 процентов. Характерно, что едва обозначилось сокращение доходности в текущем кризисном году, как «Газпром» стал добиваться увеличения тарифов на газ для промышленных предприятий в 2010 году сразу на 26,5 процента и для населения – почти на 21 процент.


Причем у наших корпоративных гигантов – большие, до сих пор неиспользуемые внутренние резервы. К примеру, проверка Счетной палатой России третьей генерирующей компании оптового рынка электроэнергии выявила, что из 81 миллиарда рублей, которые были получены при реформировании РАО ЕЭС и предназначались на реализацию инвестпрограмм, 29 миллиардов ушло на покупку акций непрофильных компаний. В связи с этим необходимо усилить контроль со стороны представителей государства за целевым использованием финансовых средств и оптимизацией бонусных программ.


Очень важной предпосылкой снижения энерготарифов, отметил Евгений Примаков, может стать массовый переход предприятий и организаций государственного и частного секторов, а также домохозяйств к режиму энергосбережения. Энергоемкость отечественного ВВП в 3-4 раза выше, чем в европейских странах, сходных с нами по климатическим условиям. Конечно, внедрение энергосберегающих технологий требует значительных затрат, однако большинство проектов окупится менее чем за три года, а российская промышленность, по экспертным оценкам, сможет экономить по 14 миллиардов долларов ежегодно. К сожалению, далеко не все предпринимательские структуры готовы к серьезным инвестициям в энергосберегающие программы. А ведь именно энергоэффективность могла бы стать опорной точкой в деле перевода всей российской экономики на инновационные рельсы.


Крайняя робость государства проявляется в регулировании цен на продукты нефтегазопереработки. Постоянный рост цен на бензин ежедневно ощущают миллионы владельцев транспортных средств. Наши нефтяные монополисты не устают убеждать, что снижению цен на заправках препятствуют конъюнктура мировых цен на углеводороды и привязанная к ним экспортная пошлина, а также установленный в России размер налога на добычу полезных ископаемых. Но возникает законный вопрос – почему в Соединенных Штатах Америки вслед за значительным удешевлением нефти розничные цены на бензин к декабрю 2008 года упали более чем в 2 раза, достигнув в ряде штатов отметки в пересчете на российскую валюту 12-13 рублей за литр? Ничего подобного не произошло в России. Скорее наоборот, некоторое снижение розницы с 22-23 рублей до 21-20 рублей за литр бензина в тот период, когда нефть на мировом рынке подешевела в 4 раза, было компенсировано уже в первые месяцы нынешнего года стремительным взлетом цен на топливо от 30 до 60 процентов. Весьма показательно для нашей действительности, что все это произошло вскоре после известных налоговых послаблений, предоставленных предприятиям нефтяной отрасли.


Как известно, предпринимаются попытки регулирования цен на бензин и другие нефтепродукты через антимонопольную политику. Однако ее инструментарий ограничен. Выход может быть найден по образцу Германии, обеспечившей прозрачность структуры цен и предоставившей антимонопольному ведомству право при подозрительных колебаниях цен сначала возвращать их на место, а затем уже проводить расследование. При наших темпах расследования и исполнения судопроизводства ущерб, наносимый монополистами экономике, может принять угрожающий характер.

Исключить «паразитические звенья»

Невозможно, заметил Евгений Примаков, обойти вниманием вопросы ценообразования в отраслях и секторах экономики, ориентированных на потребительский рынок. Особую озабоченность вызывает ситуация с постоянным ростом цен на фармацевтическом рынке. Здесь, как, может быть, ни в одной другой области, сказывается неимоверное число посредников при продаже лекарств. Торгово-промышленная палата России совместно с Национальным институтом развития РАН подготовила документ «Концептуальные подходы к формированию государственной политики цен в РФ». Согласно этому документу, посредники там, где они необходимы, должны по пути к потребителю действовать в ценовых коридорах. Выход за их пределы чреват серьезными штрафами. Что касается «паразитических звеньев», то они должны быть вообще исключены из цепочки «производитель – потребитель». Предлагается создать специальный государственный орган для контроля.


Минздравсоцразвития совместно с антимонопольной службой делает ставку на внедрение методики определения предельных оптовых и розничных надбавок на жизненно важные лекарства. Наряду с этим следовало бы рассмотреть и надлежащую организацию закупок для снабжения бюджетных лечебных учреждений и обеспечения льготных категорий населения. При таких закупках нужно на практике устанавливать квоты для отечественных и зарубежных производителей. Большое значение имеет и создание антикоррупционных заслонов при отборе продавцов. По-видимому, имеет смысл детально обсудить эту проблему вместе с доработкой проекта закона «Об обращении лекарственных средств».


Вопреки мировым тенденциям потребители в России не замечают не только снижения, но даже стабилизации цен на продовольственные товары. Одновременно сельхозпроизводители нередко сталкиваются с крайне низкими закупочными ценами на свою продукцию. Так, в сентябре-октябре за тонну алтайской пшеницы 3-го класса платили сумму, не превышающую себестоимости. В этой ситуации вполне оправданы надежды крестьян на закупочные интервенции. Но, к сожалению, первые деньги аграрии начали получать только поздней осенью, да и сама сумма выделенных бюджетом средств недостаточна. На наш взгляд, закупочные интервенции следует распространить и на другие сельхозпродукты – молоко, мясо, масло.


Несмотря на все сложности, нужно довести до финала разработку и принятие федерального закона о торговле. Конечно, аргументы противников закона не следует отвергать с порога. Однако следует руководствоваться тем, что приоритет должен быть отдан интересам не торговых сетей, а потребителей и товаропроизводителей.


Если говорить о жилищном строительстве, то первейшее условие снижения цен на жилье и, следовательно, повышения его доступности лежит в плоскости преодоления коррупции. Показателен в этой связи такой пример: когда в середине 2009 года было заявлено, что государство готово выкупить жилье по 30 тысяч рублей за 1 квадратный метр, началась невообразимая шумиха: это невозможно, таких цен нет и быть не может. Однако уже в сентябре в 70 из 83 регионов сделки пошли по цене ниже 30 тысяч рублей. В связи с этим необходимо признать полную несостоятельность еще бытующих суждений о ненужности, даже вредности государственного вмешательства в ценообразование, отметил в заключение Евгений Примаков.

Наша экономика – «рыночная» лишь в кавычках

С докладом «О концептуальных подходах к формированию государственной политики цен в Российской Федерации» выступил генеральный директор Национального института развития РАН Михаил Гельвановский.
Российская экономика в значительной степени является «рыночной» лишь в кавычках, сказал он. Институт провел ее анализ. В результате пришли к выводу, что у нас нет единого комплекса. Экономика де-факто состоит из двух частей, живущих по своим внутренним законам. Первая – валютная, она работает на внешний рынок, качает туда сырье. Цены и отношения в этой части весьма условно связаны со второй, рублевой половиной экономики.


Вторая половина – рублевая, и состоит, в свою очередь, из двух частей. В одной нет конкуренции, там «бал правят» цены и тарифы естественных монополий, которые рынком никак не регулируются. Тарифы устанавливаются на основе затрат монополий, а поскольку затраты практически не поддаются проверке, то они постоянно завышаются. В них включаются ничем не оправданные гигантские зарплаты и бонусы менеджеров, огромные потери из-за бесхозяйственности и непродуманной политики управленцев – словом, все.
Вторая часть – это уже нормальная несырьевая экономика, производящая товары. Она вынуждена «переваривать» неподъемные, постоянно растущие тарифы на продукцию и услуги базовых отраслей и естественных монополий, и это ей делать все труднее. Кроме убийственных тарифов, неподъемных кредитов и прочих проблем, этот сегмент обременен еще и огромной многоэтажной системой паразитарного посредничества, которое, по сути, парализует рыночные механизмы и не дает несырьевой части нашей экономики нормально развиваться. Все это, вместе взятое, падает на конечного потребителя.


Вывод: сложившиеся цены у нас не рыночные. Наша экономика более чем на 50 процентов ориентирована на внешний рынок, зависит от него и очень уязвима. Это угроза национальной безопасности. Деформации, диспропорции, непрозрачность ценообразования, отсутствие ценового паритета усугубляются тем, что мы не ориентируемся на отечественного потребителя, не беспокоимся о его покупательной способности. Итог – почти утеряна возможность воспроизводства экономики.
России нужно системное, научно обоснованное влияние государства на цены и ценообразование в стране, отражающее национальные интересы, способное повысить и конкурентоспособность национальной экономики, и уровень жизни, заявил Михаил Гельвановский.


Стране нужна Национальная (Федеральная) система ценовой информации для обеспечения прозрачности и эффективности работы всех хозяйственных структур. Это даст возможность получить истинную картину в ценовой сфере – от производства сырья и вплоть до появления конечного продукта.

Определить предел роста цены на товар

Председатель комитета ТПП РФ по транспорту и экспедированию, президент Союза транспортников России Виталий Ефимов свое выступление посвятил проблеме реализации Концепции государственной ценовой и тарифной политики. Прозрачная ценовая политика крайне важна и нужна нашей экономике. При этом речь не идет о постоянном вмешательстве государства.


В России насчитывается до 97 товарных групп, в них более 97 тысяч наименований товаров. Естественно, правительству трудно уследить за всем. Хотя есть примеры – то оно боролось против роста цен на соль, то приказывало притормозить рост цен на топливо. Но это борьба с последствиями, а нужен системный подход.


Правда, Минэкономразвития РФ заявляет в последнее время, что существует достаточная законодательная база для регулирования тарифов и цен естественных монополий. В таком случае, надо их и регулировать с пользой для экономики и общества. Но пока что мы видим обратную картину.


В развитых странах существует огромная информационная ценовая база; установлены, например, ценовые пределы на каждое лекарство, и все это контролируется. Каждый продавец может устанавливать свои цены, но в соответствии с имеющимися критериями, и за нарушения карают строжайшим образом.


У нас же ради прибыли бесконечно взвинчивают цены, в то время как на Западе приходится придерживаться закона, и поэтому предприниматели вынуждены вкладывать средства в развитие инноваций, снижение издержек производства. Это и дает рост прибыли. Там система построена так, что паразитарные посредники не могут существовать, а у нас, словно это кому-то выгодно, такая система не вводится, хотя это совсем несложно, достаточно определить предел процентного роста цены на товар по дороге от производителя к потребителю.
Виталий Ефимов также отметил, что монополии не особенно боятся российских антимонопольщиков. Мировой опыт свидетельствует, что если монополиста будут наказывать штрафом меньшим чем 10 процентов от его общего дохода, то ему выгоднее и дальше нарушать. А у нас максимальный штраф – 2 процента.


Директор Фонда развития трубной промышленности Александр Дейнеко поднял проблему тарифов на перевозки из европейской части на Дальний Восток. Там сейчас начинают разрабатываться важнейшие месторождения полезных ископаемых. Но металлургические комбинаты расположены в западной части страны, возить трубы приходится за 5–7 тыс. километров. Конкуренты из Японии и Китая выигрывают уже из-за короткого транспортного плеча. Следует решать такие вопросы с учетом интересов собственных производителей.

Пресекать недобросовестную конкуренцию

Министр транспорта РФ Игорь Левитин сообщил, что начиная с 2002 года рост тарифов на услуги транспорта отставал от темпов роста оптовых цен производителей промышленной продукции. Вместе с тем транспортные издержки составляют в настоящее время значительную величину и оказывают существенное влияние на экономический результат обслуживаемых отраслей.


Удельный вес стоимости транспортных услуг в цене продукции промышленности и сельского хозяйства достигает 15–20 процентов. Министр отметил, что транспортная составляющая в себестоимости продукции в значительной степени зависит от роста цен на материальные ресурсы (ГСМ, энергоресурсы, материалы), доля которых в структуре себестоимости перевозок колеблется от 30 до 55 процентов. Кроме того, существенное влияние на себестоимость оказывают высокая энергоемкость и значительный износ основных фондов. В зависимости от вида транспорта износ составляет от 45 до 70 процентов.


В сложившихся социально-экономических условиях, подчеркнул Игорь Левитин, возрастает роль тарифной политики на транспорте как инструмента государственного регулирования. Тарифная политика должна предусматривать сочетание механизмов свободного ценообразования с регулирующими и контрольными функциями в интересах защиты потребителей и участников рынка. В тех сегментах транспортного рынка, где уже сегодня имеется высококонкурентная среда, вмешательство государства должно быть минимальным.
Тарифы на грузовые перевозки формируются исходя из затрат на оказываемые услуги с учетом рыночной конъюнктуры и потребительского спроса. В таких сегментах, считает министр, необходимо пресекать недобросовестную конкуренцию и вытеснять с рынка перевозчиков, которые осуществляют ценовой демпинг за счет ухода от налогов, ответственности за качество сервиса, безопасности груза и пассажиров.
Одним из базовых принципов тарифной политики министр считает возмещение субъектам естественных монополий потерь в доходах, возникающих в результате государственного регулирования тарифов. В качестве примера он назвал компенсацию потерь от перевозок пассажиров железнодорожным транспортом – поездами дальнего следования в плацкартных и общих вагонах, а также в направлении Калининграда.


Убыточной на протяжении ряда лет остается деятельность наземного городского пассажирского транспорта. Субсидии, выделяемые из региональных бюджетов, не покрывают в полном объеме потери транспортных компаний, возникающие в результате регулирования тарифов на перевозки пассажиров.

И в страшном сне не могло присниться

Председатель Комитета Госдумы РФ по экономической политике и предпринимательству Евгений Федоров отметил, что в России монополизм развит «чудовищно». Выход – полноценные рыночные отношения. Роль государства при этом весьма значительна, хотя речь не идет о прямом, ручном управлении. Это – бессмысленно и бесперспективно.


Однако регулировать отношения, устанавливать принципы функционирования рынков – это другое, так делается во всем мире. По мнению Евгения Федорова, надо менять принципы определения тарифов, уходить от методики определения уровня затрат как основы для установления величины тарифа.


Заместитель главы Федеральной антимонопольной службы Андрей Цыганов, говоря о работе антимонопольщиков, отметил, что практика выявила целый ряд недостатков, и сегодня ведется работа по их исправлению. Особые надежды, сказал он, возлагаются на разработанную совместно с Минэкономразвития программу развития конкуренции; конкуренция – это естественный враг монополизма, и данное направление, по мнению Цыганова, абсолютно верное и принесет результаты.


Депутат Госдумы РФ Александр Хинштейн считает, что сегодня нет ни методики, ни практики установления тарифов, в частности, на электроэнергию. Он привел конкретный пример, как при перекладывании папок в одном кабинете со стола на стол, якобы от фирмы к фирме, растут фиктивные издержки и стоимость тепловой энергии в Автозаводском районе Нижнего Новгорода возрастает в два раза, оборачиваясь для потребителей непомерными расходами.


Представитель Минэкономразвития РФ Александр Пироженко ратовал за создание конкурентной среды, тогда возможности применять монополистическую практику сразу уменьшатся. Представитель Федеральной службы по тарифам Павел Горкин высказал мнение, что полезным может быть установление общественного контроля за деятельностью монополий. Следует, заявил он, раскрывать обществу полную информацию о монополиях, и это поможет устанавливать справедливые тарифы.


Директор Института экономики РАН Руслан Гринберг отметил, что обсуждаемая на конференции тема – одна из самых «острых и горячих». Когда в советские времена ученые-экономисты мечтали о рынке, им и в самых страшных снах не могло привидеться, что в России через 20 лет перехода к рыночной экономике ее эффективность будет ниже, чем в последние годы ведения планового хозяйства. А произошло это потому, что на смену одной неэффективной государственной монополии пришли несколько десятков неэффективных частных монополий. Поэтому перед нами стоит задача наведения порядка в ценовой сфере, подчеркнул Руслан Гринберг.

На конференции также поднимались вопросы совершенствования ценообразования на внутреннем рынке топливно-энергетических ресурсов, обсуждалась тема необходимости и пределов госрегулирования цен. В выступлениях анализировались конкретные проблемы тарифного регулирования в ЖКХ и т.д.


Состоялись два телемоста – с Южно-Уральской ТПП и с ТПП Чувашской Республики, в ходе которых представители регионов поделились своим видением проблемы установления справедливых цен и тарифов на продукцию и услуги базовых отраслей и естественных монополий. В частности, было высказано мнение о необходимости обуздания цен и тарифов естественных монополий и их утверждения федеральным законом.


В заключение принято решение поручить оргкомитету обобщить предложения, поступившие от участников конференции, ТПП РФ, территориальных ТПП, и выработать резолюцию. Материалы будут направлены главе государства, председателю правительства России, в Госдуму и Совет Федерации РФ, в заинтересованные министерства и ведомства.


Андрей Городнов,
«Торгово-промышленные ведомости»

Содержание ДВЯ N11 за 2009 год