English Телефон/факс:
7 (4852) 32-88-85
Печать

Ярославль в годы Смуты

Начало XVII столетия стало для Русской земли временем суровых испытаний. В 1598 году пресеклась династия Рюриковичей. Началась ожесточенная борьба за русский престол, повергшая в хаос всю страну. Вот как пишет об этом ярославский историк Константин Головщиков: «То, что перенесли наши предки в эти 15 лет, не может сравниться даже с владычеством на Руси татар. Пришла тогда трудная пора, наступил самый печальный период нашей истории, эпоха самозванщины и междуцарствия, называемая Смутным временем. Тяжелый выпал жребий и на долю Ярославля».


Под властью Лжедмитриев

Испытания начались уже в самом начале столетия. Страшный голод, вспыхнувший из¬за неурожаев по всей Русской земле, не пощадил города Ярославского края. И все явственнее слышались здесь отзвуки трагедий, разворачивавшихся в столице. В 1605 году ярославцы узнали о вступлении на русский престол царя-самозванца Лжедмитрия I. Историки предполагают, что под этим именем скрывался бывший монах Григорий Отрепьев. Используя надежды народа на воцарение доброго и законного государя, он выдавал себя за младшего сына Ивана Грозного – царевича Дмитрия, мальчиком погибшего в Угличе при загадочных обстоятельствах. Русские люди с готовностью поверили в чудесное спасение царевича, а Польша охотно поддерживала самозванца, с его помощью надеясь извлечь и собственную выгоду.

Марина МнишекТем не менее уже в 1606 году москвичи восстали против власти Лжедмитрия и приехавших с ним поляков. Самозванец был убит, а его супруга, полячка Марина Мнишек, с родными и свитой была сослана в Ярославль. В августе 1606 года в город прибыли 375 поляков, многие из которых были знатными шляхтичами. Двор бывшей царицы разместился на берегу Которосли, неподалеку от Богоявленской церкви. Пленные поляки вели себя в Ярославле высокомерно, порой дрались со стрельцами и пытались бежать. Однако и ярославцы спуску не давали: бывало, разгулявшись, они не упускали случая отомстить полякам за все кровопролития, учиненные ими на Русской земле. Через два года царь Василий Шуйский отпустил Мнишеков в Польшу, взяв с Марины обещание впредь «не именоваться и не писать себя московской царицей».

Однако к тому времени новая беда надвигалась на город. Под Москвой, в Тушино, объявился новый самозванец – Лжедмитрий II. Собрав войско, он не решался идти на столицу, но захватил северные города. Ростов был «весь вырезан и сожжен», а Ярославль вынужден был сдаться полякам, дав захватчикам «откупного» – 30 тысяч рублей серебром и тысячу всадников «конно, людно и оружно» в Тушинский лагерь. Вскоре весь Ярославский край, а также владимирские и суздальские земли оказались в руках интервентов. Захватчики грабили города и села, облагали население тяжелыми поборами. Василий Шуйский призывал жителей северных и приволжских городов всеми силами бороться с поляками и собирать отряды в Ярославле, чтобы отсюда спешить на помощь к Москве.


Осада 1609 года

Ярославцы не раз пытались поднять восстание против поляков. Поначалу попытки сопротивления жестоко подавлялись польским отрядом пана Лисовского, но весной 1609 года на помощь Ярославлю двинулось вологодское ополчение Никиты Вышеславцева. У села Григорьевского поляки были разгромлены ополченцами, и 7 апреля Вышеславцев с победой вошел в Ярославль. Освобожденный город «целовал крест», присягая Василию Шуйскому.

Поляки между тем не собирались сдавать позиции. Решив, что Ярославль надо во что бы то ни стало возвратить, гетман Сапега выслал для этого часть своего войска под предводительством Лисовского, Микулинского и Будзило. Ярославцы тоже не теряли времени и практически сразу после победы начали восстанавливать городские укрепления. Вокруг посада по валу Земляного города (сейчас по этой линии проходит улица Первомайская) поставили новый «острог» – укрепление из заостренных сверху бревен, вкопанных стоймя, вплотную друг к другу. Была восстановлена и Семеновская проездная башня, находившаяся на месте нынешней Красной площади. В ярославских слободах были устроены заставы.

Через две недели поляки вновь оказались под Ярославлем, но теперь город невозможно было взять с ходу. Интервенты безуспешно пытались прорваться внутрь острога и, возможно, не смогли бы одолеть ярославцев, если бы среди горожан не нашелся предатель. В ночь на 1 мая, воспользовавшись замешательством осажденных, тушивших пожары, служка Спасского монастыря Григорий Каловский «Семеновские ворота отворил и воров в острог пустил». Часть ярославцев укрылась в Рубленом городе и Спасском монастыре, а остальные, пытавшиеся спастись на лодках, были перебиты поляками на берегу Волги. Бой в Земляном городе завершился победой захватчиков. Однако сердце Ярославля – Стрелка и Спасский монастырь – упорно сдерживали осаду врага. Пан Будзило предпринимал атаки по два и три раза в день, его рать шла на приступ «с огненными приметами и смоляными бочками», чтоб поджечь деревянные стены. Но ярославцы, предпринимая смелые вылазки, отнимали зажигательные снаряды и даже пленили нападавших. Героическая оборона Ярославля продолжалась три недели. Засевшее в Спасском монастыре войско, невзирая на истощающиеся запасы пороха, храбро отражало все приступы.

23 мая полякам пришлось снять осаду с города и отступить к Костроме. За свои неудачи пан Лисовский жестоко отыгрался на ярославских предместьях и пригородных монастырях, «разорил вконец область Ярославскую, истребив все, что ни встретил: не пощадил ни жен, ни детей, ни дворян, ни земледельцев». Царь Василий Шуйский прислал ярославцам благодарственную грамоту за стойкость и мужество при обороне города. А в самом Ярославле в память о той победе была возведена Казанская церковь, где поместили чудотворный образ Казанской¬-Ярославской иконы Божией Матери, помогавший ярославцам одолеть врага.


Ополчение Минина и Пожарского

Минин и ПожарскийОсвобожденный Ярославль на три года стал одним из важнейших городов Руси, где собирались силы против интервентов. И в славных событиях 1612 года Ярославлю была уготована ведущая роль. Именно здесь на 4 месяца остановилось народное ополчение Минина и Пожарского, выступившее из Нижнего Новгорода. С конца марта до конца июля 1612 года Ярославль был сборным пунктом ополчения всех «замосковных» территорий. Здесь же находилось и временное правительство страны – «Совет всея земли», занимавшееся формированием ополчения, управлявшее освобожденными землями и осуществлявшее переговоры с иностранными государствами.

Ярославская копейкаТаким образом, на то время, пока в Ярославле формировалось ополчение, наш город становится «центром государственным». На ярославском денежном дворе даже чеканилась особая монета – ярославская копейка. Эта монета являлась и своеобразной политической программой ополчения, потому что на обороте монеты было имя Федора Иоанновича, последнего законного русского царя из династии Рюриковичей.

На протяжении нескольких месяцев в Ярославль прибывали стрельцы, пушкари, дворяне и посадский люд. Из Нижнего Новгорода сюда пришли три тысячи человек, а из Ярославля на Москву двинулись уже 20 тысяч ополченцев. Во избежание морового поветрия ополчение было поделено на три части: одна стояла за Которослью, близ Толчковской слободы, другая – на Михайловом поле, возле Спасского монастыря, третья – на берегу Волги, ныне это район Октябрьского автомобильного моста. Стоит отдать дань уважения опыту и полководческому таланту Минина и Пожарского – войсками были заняты важнейшие с точки зрения обороны направления, и в случае внезапного нападения врага Ярославль был бы неуязвим.

Уже в марте 1612 года по распоряжению патриарха Гермогена в Ярославль из Казани была доставлена чудотворная икона Божией Матери – давняя заступница Руси. Она призвана была воодушевить ополченцев на борьбу с захватчиками, и с ней воины Минина и Пожарского выступили в путь. На берегу Которосли, откуда ополченцы двинулись на Москву, сегодня стоит современная часовня Казанской иконы Божией Матери.

Осенью 1612 года столица была освобождена от поляков войсками ополченцев, а в 1613 году Россия избрала на царство нового царя – Михаила Романова. Многолетняя Смута закончилась, и одну из главных и трудных ролей в этом сыграл именно Ярославль. Романовы не забыли помощи и поддержки ярославцев и долгие годы оказывали городу особое покровительство. А вот для Ярославля события Смуты стали, к счастью, последним обрушившимся на город нашествием. С тех пор враги уже не подходили близко к ярославским стенам, но нашим воинам, конечно, еще не раз предстояло совершать ратные подвиги вдали от родной земли, вновь и вновь выступая на защиту России.

Мария Александрова
Городские новости

Содержание ДВЯ N11 за 2011 год